Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

seeny

(no subject)

Я очень люблю читать: всё подряд, вплоть до надписей на бутылках с шампунем. На казахском языке. Так что я из тех ненормальных, кто читает всю френдленту (правда-правда, всю-всю), комментирует чужие записи и даже время от времени вступает в страстные дискуссии.
Поэтому я не всех добавляю: а спать когда?
Милейшие люди, у которых я безответно в друзьях, ровным счетом ничего не теряют: у меня нет ни одной записи “под замок”. Никакую тайную жизнь “friends only” я не веду, откровенные фотографии не публикую, секретами не делюсь.
Но если Вы все равно хотите взаимности, расскажите тут немного о себе. Вдруг, Вы увлекательно пишете. И вообще, человек хороший.

п.с. кезге тиген жагдайда сумен мукият жуыныз...

п.п.с. комменты скринятся.
seeny

Прочитано: «А теперь еще кое-что»

Добрый человек прислал книгу в подарок. Не потому, что предыдущую я уже раскрасила. А потому, что все время ною, что вдали от питательной среды и бодрящего Амстердамского воздуха понемногу забываю голландскую языку, нравы, обычаи, порядки. Не говоря уже об актуальных проблемах современного маленького королевства. Звоню другу, туда в свежую морозную весну:
- Что в Голландии нового? О чем люди говорят?
- Холодно, - говорит, - Старожилы не припомнят.
- Это ты брось, - отвечаю, - сколько живу, столько слышу, что вообще-то у вас там тропики, вот только последнее время вдруг что-то ни лета, ни солнца. Что еще?
- Лесбиянки, - говорит, - семейная пара, усыновили мальчика. Турецкого. От него там родные отказались, ну, они и усыновили. И все счастливы: мальчик, приемные родители. А тут его родная мать узнала как-то, что он растет в семье лесбиянок. Ее мусульманский мальчик. И потребовала вернуть. А голландцы не отдают.
- Ясное дело, - отвечаю, - ты посмотри, что у нас творится на эту тему. В костюм Путина не наряжают пока? Скучные, добропорядочные люди. Что еще?
- Королева, - говорит, - уходит в отставку. Народ волнуется. Жалеет, хорошая была.
Тут уж я не вытерпела, конечно.
- Слушай! Погода, лесбиянки и королева. Бывают в Голландии хоть когда-нибудь другие темы для разговора?!
Вот после этого он мне книгу и прислал.
Давняя моя любимица Паулин Корнелиссе выпустила «А теперь еще кое-что», продолжение популярного сборника «Язык это типа моя тема» Журналист, сатирик, она записывает подслушанные где-то обрывки фраз, забавные словечки, необычные выражения, телевизионные оговорки, грамматические ошибки - и по ним восстанавливает картину мира современных голландцев. Еще и подумать не успели, а вот уже слетело с языка. Без лишних обобщений, Корнелиссе фиксирует не то, как «коверкается» язык, а как он пытается приспособиться к очень городской, очень быстрой, очень политкорректной жизни. Эта вторая книга получилась намного более личной: от общего автора иногда уносит к слишком частному. Выручает знакомая интонация: честная, точная, ясная.
Как жалко, что большинство зарисовок бессмысленны в переводе. И скорей бы кто-нибудь так написал по-русски.

Бонустрек (не стреляйте в пианиста, переводит как умеет):

Непереводимое.
Говорят, что «gezellig» - это такое типично голландское слово. Совершенно непереводимое, как, собственно, и само ощущение. Полная ерунда. Почему не подходит, например, слово «cozy»? Чем оно так радикально отличается от «gezellig»?
Интересно не то, можно ли его перевести, или нет. Интересно, что голландцы назначили «непереводимым» именно это слово. Если слово не имеет аналогов в другом языке, тот просто его заимствует. Например, «апартеид». Но об этом голландцы не говорят.