Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

seeny

Когда идёшь, голову держи всегда прямо, носки ставь врозь и всегда помни, кто ты такая.

Жалко, конечно, пропустить исторический момент. Больше ста лет подряд праздновали День Королевы. Сегодня – последний. На престол восходит ее сын, и через год отмечать будем уже 27 апреля – День Короля.
Сама королева жива и здорова. Она просто отреклась от трона. Так принято. Ее мать выходила на королевскую пенсию, и бабушка тоже. Странные люди, эти голландские королевы. Уходят, потому что верят – вы будете смеятся – в «принцип сменяемости власти».
Голландцы жалеют, хорошая была королева, справлялась. Хотя короновали ее с градиозным скандалом. На архивных кадрах в «Новой церкви» она вздрагивает от шума. Бои шли на улицах с полицией, чуть ли не церковь штурмовали: «Geen woning – geen kroning. Нет жилья – нет коронации». И ничего – помирились, правила после этого долго и счастливо. Свой народ еще надо заслужить. Даже королеве. А заслужив, вовремя уйти: меняется время, а с ним и короли.
Другое дело год назад в пустой Москве. «Они испортили мне инаугурацию, а я испорчу им жизнь». Так поневоле и сделаешься монархистом.
seeny

Прочитано: «А теперь еще кое-что»

Добрый человек прислал книгу в подарок. Не потому, что предыдущую я уже раскрасила. А потому, что все время ною, что вдали от питательной среды и бодрящего Амстердамского воздуха понемногу забываю голландскую языку, нравы, обычаи, порядки. Не говоря уже об актуальных проблемах современного маленького королевства. Звоню другу, туда в свежую морозную весну:
- Что в Голландии нового? О чем люди говорят?
- Холодно, - говорит, - Старожилы не припомнят.
- Это ты брось, - отвечаю, - сколько живу, столько слышу, что вообще-то у вас там тропики, вот только последнее время вдруг что-то ни лета, ни солнца. Что еще?
- Лесбиянки, - говорит, - семейная пара, усыновили мальчика. Турецкого. От него там родные отказались, ну, они и усыновили. И все счастливы: мальчик, приемные родители. А тут его родная мать узнала как-то, что он растет в семье лесбиянок. Ее мусульманский мальчик. И потребовала вернуть. А голландцы не отдают.
- Ясное дело, - отвечаю, - ты посмотри, что у нас творится на эту тему. В костюм Путина не наряжают пока? Скучные, добропорядочные люди. Что еще?
- Королева, - говорит, - уходит в отставку. Народ волнуется. Жалеет, хорошая была.
Тут уж я не вытерпела, конечно.
- Слушай! Погода, лесбиянки и королева. Бывают в Голландии хоть когда-нибудь другие темы для разговора?!
Вот после этого он мне книгу и прислал.
Давняя моя любимица Паулин Корнелиссе выпустила «А теперь еще кое-что», продолжение популярного сборника «Язык это типа моя тема» Журналист, сатирик, она записывает подслушанные где-то обрывки фраз, забавные словечки, необычные выражения, телевизионные оговорки, грамматические ошибки - и по ним восстанавливает картину мира современных голландцев. Еще и подумать не успели, а вот уже слетело с языка. Без лишних обобщений, Корнелиссе фиксирует не то, как «коверкается» язык, а как он пытается приспособиться к очень городской, очень быстрой, очень политкорректной жизни. Эта вторая книга получилась намного более личной: от общего автора иногда уносит к слишком частному. Выручает знакомая интонация: честная, точная, ясная.
Как жалко, что большинство зарисовок бессмысленны в переводе. И скорей бы кто-нибудь так написал по-русски.

Бонустрек (не стреляйте в пианиста, переводит как умеет):

Непереводимое.
Говорят, что «gezellig» - это такое типично голландское слово. Совершенно непереводимое, как, собственно, и само ощущение. Полная ерунда. Почему не подходит, например, слово «cozy»? Чем оно так радикально отличается от «gezellig»?
Интересно не то, можно ли его перевести, или нет. Интересно, что голландцы назначили «непереводимым» именно это слово. Если слово не имеет аналогов в другом языке, тот просто его заимствует. Например, «апартеид». Но об этом голландцы не говорят.
seeny

прочитано: Музей Невинности



Памук, О., Музей невинности
Амфора, 608 с., 2009
ISBN   9785367010985

Про «Музей невинности» только и слышу: «Когда ты его уже дочитаешь?! Сколько мы п***м о литературе - столько ты дочитываешь Памука!»
Верно. Но не то, чтобы я особенно спешила. Роман прекрасен как стамбульский завтрак. Кофе крепкий. За окном Босфор. Куда торопиться?
Но пацан сказал – пацан сделал.
Не буду раскрывать финал – это был бы эпический спойлер - скажу только, что лучше книги я не прочитала за весь 2010-й год. Да и 2011-й пока не особенно радует.
Пожалуй, самая «экспортная» книга Орхана Памука, «Музей невинности» – в чистом виде камерный роман о любви. Эпический размах он приобретает исключительно благодаря количеству страниц, на которых фотографическая, беспощадная точность автора фиксирует все: погоду, оттенки помады, государственные перевороты, цветы на обоях. Collapse )
seeny

цитата дня

“АукцЫон” — это хохот отчаяния и свобода навзрыд, прошитые мелодиями из ниоткуда в никуда.

Марголис, М., Аукцыон: книга учета жизни, ноябрь 2010.

На самом деле гениальная фраза. Ведь понятно, что вместо слова “АукцЫон” можно любое поставить. Ну, там “конституционный суд российской федерации”, например. Или “новая марка презервативов с клубничным вкусом”.
Но что там вся книга в том же духе окажется – этого я не ожидала.
А вот

"Когда-то, в одном из музыкальных журналов, я назвал «Аукцыон» «коллективным Пьеро без занудства и деструктивной тоски». Но с тем же процентом ассоциативной точности «Аукцыон» можно представить ушедшим ото всех Колобком, шаловливым Карлсоном, независимость коего реалисты и ханжи принимали исключительно за вредоносное или бессмысленное озорство, искателем счастья Маленьким Муком, не вписавшемся в обывательские стереотипы и местечковые нравы, и еще много кем. Важнее, однако, что в «Аукцыоне» действительно никогда не было скуки, занудства, строгих правил, одинаковости. Оттого и не определил его никто в конкретную стилевую нишу".

Fucking hell.

“Недопесок”, “Мальвина и скотина”, “44 сытных блюда” и другие новинки ноября - вполне же себе приличные книги. Но это?
Амфора, за что?
little red book

цитата дня

Судя по статусам в «Фейсбуке», все мои знакомые живут в самолетах, летящих из одного интересного места в другое. Адски много читают, по ночам пересматривают Годара и пьют шампанское по ут­рам. Мастерски что-то готовят и тут же с наслаждением съедают. Их жизнь полна парадоксов и счастливых случайностей. Редкие неудачи, ошибки и вдруг подскочившая температура лишь оттеняют блистательный ход их жизни, не давая им окончательно превратиться в конные памятники собственной классности. Я ненавижу их всех.

Исключение — те из них, кого я иногда вижу глазами. Про них я знаю, что они на самом деле зануды и стреляют 150 рублей до зарплаты. Самолеты уносят их не туда, куда хочется, а куда получилось. У них кризис среднего возраста (особенно у тех, кому 25) и работа, где они сидят до двух ночи, доделывая то, что надо было сделать неделю назад. Если зайти к ним на выходных, окажется, что они лежат на полу и смотрят повтор «Папиных дочек». Они пьют антидепрессанты. Худеют и не возвращают кредиты. Говорят глупости, а еще чаще их делают. Их нельзя не любить, особенно читая все то, что они сочиняют про себя в «Фейсбуке».

Р.Волобуев, Симулякры и симулянты/Афиша, №182
seeny

Кузенька! Вернись, яхонтовый мой!

Как в домах - домовые, в воде - водяные, в офисах, и в этом нет никаких сомнений, живут офисные. Милые такие, в сущности, существа, утащат порой куда-нибудь степлер: “Вот вчера же домой уходила, он был здесь, а теперь куда подевался?!” А то и ножницы: “Любимые мои, с черной ручкой, где же вы?” Но иной раз и помогут – обрушат ловко сервер: и ни поездов, ни самолетов, сиди кофе попивай под мелодичные маты айтишников. Офисные поливают цветы, а сотрудники рады: “Ой, купил, наконец, такой кактус, он и атомную войну переживет, ушел в отпуск на три недели – а ему хоть бы хны”. Офисные залепляют пробел в клавиатуре, так что все деловые письма становятся сплошнымдикимпостмодернизмом. Офисные прячут ту самую суперважную бумажку, на которую в спешке был записан очень нужный адрес, куда-нибудь подальше, на дно самого нижнего ящика самого дальнего стола. И быстро исписывают любимый карандаш - тоже офисные.
Иногда им бывает скучно, хочется к людям, общения. Их не замечают: степлер находят, карандаш покупают новый. Collapse )
  • Current Music
    Сплин Письмо
seeny

в ее жизни была лишь одна любовь: моряки.

Амстердам – город по-хорошему равнодушный, совершенно не любопытный и уж ни в коем случае не осуждающий. Если сравнивать с другими европейскими столицами, такое отношение – это вовсе не лондонская анонимность – «активно все равно», не парижский оценивающий взгляд сверху вниз, а так, впроброс – увидел, пожал плечами –
− ah…moet kunnen – ах…..почему бы и нет.
Голым выйди на улицу – и ничего. Местные лишь вздохнут:
− дурак, ветрено же, – надует.
С одним приятелем сидели как-то погожим осенним днем в кафе за столиком у канала: пили чай, о чем-то разговаривали. Вдруг, я заметила, как он, продолжая говорить, смотрит мне куда-то поверх плеча. Collapse )
  • Current Music
    the Doors, Soul Kitchen
seeny

пакетик "блядины" или папатерапия

В поисках моральной поддержки я иду к папе.
Папа очень похож на меня. Но только если он говорит "нет" - это значит "нет".
А если за этим следуют возражения, то папа говорит: "без возниканий". Это правда.
Папа очень высокий. Мое первое воспоминание о папе: мы идем на улице, и на джинсах в районе колена у него нашита специальная лямка: чтобы я могла держаться за нее рукой. Так мы и ходили.
Потом я заметно выросла, но папа все равно до сих пор говорит про меня:
маленькая собачка - до старости щенок.
еще папа ироничен, ленив и очень вежлив, с ним любят обстоятельно поговорить по телефону мои друзья.
Особенно папа незаменим при сердечных катастрофах.
Сначала я стараюсь держаться незаметно - но потом папа замечает, как в чай капают мои слезы . "Что случилось?" спрашивает он. Я долго утверждаю, что ничего. Папа просит объяснить поподробнее: "здесь нечисто играют!" - заявляет он. Тут, конечно, я во всем признаюсь: "он меня бросил, папа!" - говорю я и заливаюсь слезами.
Папа вздыхает: "так, покурим"..
Я продолжаю рыдать: как же так могло случиться, что же теперь делать, как же быть, а я-то думала..
Хватит женской истерики, - объявляет папа и отводит руку куда-то вниз и под стол.
Будешь? Буду.
Выпив, я веселею.
Пересказываю папе краткое содержание предыдущих серий - а затем так же кратко, но емко обрисовываю грядущую судьбу моего бывшего.
Нет, я не извергаю на его голову потоки брани и проклятий. Я не бегаю по кухне с криками: "Этот грязный потаскун" Не воздеваю руки: "Доколе же ты будешь, Кателина, испытывать мое терпение!?" И не угрожаю: "кто с нами, тот против нас"
Напротив, я с оптимизмом смотрю в его светлое будущее.
Нищета, алкоголизм, патологические измены всех его будущих женщин, сумасшествие, паралич, облысение и язва желудка- вот, что ждет его.
А я буду нежна и сочувственна. "Милый, - буду говорить я, - главное, чтобы ты был счастлив"...
Еще будешь? - спрашивает папа. Буду, буду
Все обычно заканчивается патетической сценой:
у постели умирающего собрались немногочисленные родственники и жена - она обезображена оспой, слепа на один глаз и заикается и, папа, в голову,ничего не лезет, ладно - сплагиатим - пусть она кутается в драдедамовый платок и заходится кашлем..
...слышны предсмертные хрипы, перед его глазами, конечно, проходят картины минувшего -
сини - униженная и оскорбленная - и тут...
Тут вхожу я...
Здесь я перехожу к любимой части - "И Тут Мы Еще Посмотрим Кто Кого!"
Я прекрасна, как рассвет, а в руках у меня...
- Коса,- говорит папа.
- Папа, какая нахрен коса??
- Ну как,- говорит папа,- типа ты карающая десница судьбы...
- Лажа,- возражаю я - меня с косой в метро не пустят, так что коса - не катит..
Еще будешь?- спрашивает папа снова.
- Нет, отказываюсь я, - видишь, тут какая проблема назрела..
- Правильно, - соглашается папа, - все равно больше трех не налью. А в руках у тебя, ясно как день, - пакетик "блядины"
- Чего, говорю, - пакетик?!
- "блядины"
- хорошо, а почему пакетик??
- стыдно, девочка, не знать - "блядина", вернее "бледина" - польская фирма, которая выпускает детское питание, кашки там, пюрешки разные.. Любимый-то твой в параличе. Вот, пусть вкусит...
- ага, говорю, - пусть отведает "блядины" - от всей души не жалко! ему это всегда было близко! ха-ха! "блядина" - с вами от колыбели до могилы!
Я начинаю смеяться в голос..
- спать иди, - советует папа.
Здоровый пьяный сон - и на следующее утро я снова просыпаюсь счастливой!
-
  • Current Music
    аукцЫон "все вертится"
seeny

C Добрым Утром!

С Добрым Утром!
Первое января - самый короткий день.
Только проснулась - уже вечер.
По-моему, первое гораздо душевнее, чем тридцать первое. Очень я люблю первое января!
Люблю просыпаться медленно и томно, смотреть в окно - где еще/уже (?) не рассвело, улыбаться,думать - нет, ну надо же - уже новый год...
а вчера был еще старый...
лениво так раздумывать..лежать под одеялом, отвечать на сообщения и всем желать, желать, желать всякого разного, и неприменно Нового Счастья!
в действительности же проснулась пол двеннадцатого - сосед сверилил стену!
Уважаю! Человек с активной жизненной позицией.
Никогда не поверю, что может быть объективная необходимость утром первого января два часа дырявить стенки - это потребность души!
реализация комплекса кастрации...потребность в единении с космосом..идея соборности... бунт маленького человека.. и не могу молчать...
накипело, вобщем, у человека..
Со всех сторон немедленно посыпались звонкие удары по батарее.
Потом, видимо, соседу проломили череп и он успокоился.
Встала, потянулась, зевнула, пошла на кухню, включила телевизор, достала из холодильника вчерашний оливье, о,и шампанское еще осталось надо же! и бутер с икрой! - вот он новый год в отдельно взятой квартире! Хорррошо!
На улице скользя на нетвердых ногах усталые жены тащат похмельных мужей из гостей домой, при петардном обстреле эта сторона улицы наиболее опасна....
С Новым Годом!
п.с.
а еще NY лично для меня - это всегда мысль - а ведь через 8 дней у меня день рождения...
Какого года??
Каждого!!!
  • Current Music
    максимум. 102.8 "вечно молодой, вечно пьяный"..
seeny

хочу все знать...


Сегодня! Сегодня тот самый день!
Я проснулась и поняла, что сегодня как раз такой день,
когда никак нельзя пойти в университет.
Зато можно получить смс от мамы, она в Москве, встать
с постели, выпить кофе, съесть булочку,
залезть в кресло с ногами, чашку с недопитым кофе
поставить перед собой, залезть в интернет, поотвечать на
LJ комменты, окинуть презрительным взглядом всех, кто в разных жутко серьезных конторах
делает вид, что работает, а сам зависает в аське, написать
пару писем, посмотреть кто еще жив на форуме, узнать,
что готова виза в Голландию, обрадоваться, что все-таки
починили телефон-амфибию, поковыряться в переводе и
домашних заданиях, решить для себя, что когда люди не хотят
с тобой разговарить, потому что скоро сессия, то фактически
они посылают тебя на хуй, позвонить в Санкт-Петербургскую
фондовую биржу и после долгих официальных любезностей,
выслушав надругательства над Моцартом, все-таки поговорить
с Даньшиным Евгением Александровичем, который при ближайшем
рассмотрении оказывается просто папой, снова выпить кофе,
узнать, что лучшая подруга в полдвеннадцатого еще спит,
съесть мандарин и вдруг понять, что все ерунда и на самом
деле больше всего на свете хочется все бросить и нарядить
елку.
"Каждый год, под Новый Год, вам этого не понять"..
Каждый год я наряжаю елку.
И вот тогда и только тогда (а тут еще и снег выпал и
руки все еще пахнут мандариновой шкуркой) я понимаю что
все - всё! - пора! - надо срочно развесить гирлянды,
начистить тазик под оливье, разбить самый любимый шарик -
ах, черт! каждый год он снова и снова падает с елки,
заготовить пряности для глинтвейна, поставить на окно
подсвечник и ждать, ждать, ждать перемен к лушему..
Осталось только решить где провести новогоднюю ночь.
Ideas for life?
А чего вы делаете?
  • Current Music
    "приве-е-е-т, мы будем счастливы теперь и навсегда.."